egeinformnata.ru

Этот сайт предназначен для подготовке к ЕГЭ по информатике

Что такое электронный документ

Для начала необходимо провести фактографический анализ определений нормативных материалов федерального и государственного уровня. Вначале необходимо рассмотреть понятие аналогового документа, а в дальнейшем перейти к понятию электронного документа, определениям законодательства в сфере электронного взаимодействия и предписаниям законопроектов и государственных законов России. Эти законы призваны регулировать всё практическое использование электронных документов в ближайшее время, а так же соблюдение этих законов обязательно для всех без исключения субъектов права. Таким образом, важность адекватного описания объекта правового регулирования не нуждается в доказательствах.

Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов» говорит, что  «ДОКУМЕНТ — материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования».

Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации», а кроме того ГОСТ «Делопроизводство и архивное дело» закрепляют следующее понятие – «ДОКУМЕНТИРОВАННАЯ ИНФОРМАЦИЯ (ДОКУМЕНТ) — зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать».

Таким образом, ГОСТ «Делопроизводство и архивное дело» вводит понятие – «РЕКВИЗИТ ДОКУМЕНТА — обязательный элемент оформления официального документа»;

В таком случае «ПОДЛИННЫЙ ДОКУМЕНТ — документ, сведения об авторе, времени и месте создания которого, содержащиеся в самом документе или выявленные иным путем, подтверждают достоверность его происхождения».

«ДОКУМЕНТ НА МАШИННОМ НОСИТЕЛЕ — документ, созданный с использованием носителей и способов записи, обеспечивающих обработку его информации ЭВМ»;

«ТЕКСТ ОФИЦИАЛЬНОГО ДОКУМЕНТА — информация, зафиксированная любым типом письма или любой системой звукозаписи, заключающая в себе всю или основную часть речевой информации документа»;

«ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА ДОКУМЕНТА — свойство официального документа, сообщаемое ему действующим законодательством, компетенцией издавшего его органа и установленным порядком оформления».

Принятая новая редакция Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» предназначена для учета новых технологических изменений. В проекте утверждается: «ЭЛЕКТРОННЫЙ ДОКУМЕНТ — сведения, которые представляются в форме набора состояний элементов электронной вычислительной техники, а так же других электронных средств обработки, хранения и передачи информации, могущей быть преобразованной в форму, пригодную для однозначного восприятия человеком, и имеющей атрибуты для идентификации документа».

Согласно проекта федерального закона статья вторая гласит «Об электронной цифровой подписи»: — «ЭЛЕКТРОННЫЕ СООБЩЕНИЕ — информация, представленная в форме набора состояний элементов электронной вычислительной техники (ЭВТ), иных электронных средств обработки, хранения и передачи информации, могущей быть преобразована в форму, пригодную для однозначного восприятия человеком, и имеющей атрибуты для идентификации документа». «ЭЛЕКТРОННЫЙ ДОКУМЕНТ — электронное сообщение, имеющее реквизиты для идентификации его как документа».

Далее согласно Статьи 4 того же проекта федерального закона «Об электронном документе»: — «ЭЛЕКТРОННЫЙ ДОКУМЕНТ представляет собой зафиксированную на материальном носителе информацию в виде набора символов, звукозаписи или изображения, предназначенную для передачи во времени и пространстве с использованием средств ВТ и электросвязи в целях хранения и общественного использования». Соответственно согласно Статьи 5 всё того же проекта: — «Электронный документ должен быть представленным в форме, понятной для восприятия человеком».

С точки зрения перспектив дальнейшего развития электронного взаимодействия все представленные определения электронного докмента, по меньшей мере, неконструктивны для их применения в практике. Они базируются на неверной в данном случае взаимосвязи с традиционным документом. Можно условно говорить о фиксации электронного документа, если под которой понимать состояние определенных точек пространства (в частности листа бумаги) в определённый момент времени, поскольку аналоговый документ неотделим от носителя. Но электронный документ независим от носителя, существует в двух взаимосвязанных формах: пассивной — хранение; и активной — передача и обработка, в том числе, возможно и его визуализация при необходимости восприятия человеком. Не возможно говорить о непременной фиксации или о состоянии электронного документа, если рассматривается активная форма его существования – то есть тот промежуток времени, в течение которого он воспринимается, обрабатывается или передается.

Законодатели зачастую не понимают и не осознают исключительно динамический характер активного существования электронного документа. Проще говоря электронный документ индицируется только во времени, но не в пространстве. Например, для перемещения на малое расстояние электронного документа очень большого объема, достаточно ничтожного сечения провода, но в то же время значительный период времени, пропорциональный объему документа. Для аналогового документа ситуация противоположная: аналоговый документ индицируется в пространстве, но не во времени. Для того, чтобы переместить на малое расстояние аналоговый документ очень большого объема достаточно ничтожного времени, но значительный объем пространства, пропорциональный объему документа.

Отчасти требование закона можно применить к статическим реализациям электронного документа в режиме хранения на магнитном носителе: но и тут истинные координаты хранения неопределимы — где-то на диске. Если предположить, что «электронный документ зафиксирован на машинном носителе», то становится недопустимой стандартная операция «дефрагментация диска». А тогда как понимать дублирование файла на двух носителях и его перезапись? Тем более передачу документа, файл был зафиксирован на одной машине, а теперь — на другой? То есть, подходя со стандартными требованиями невольно приходим к абсурду: фиксация (неизменность!) подразумевает изменение и в пространстве, и во времени.

Таким образом, происходит невольный возврат к отличиям макромира предметов, ньютоновской механики, от микромира атома, квантовой механики. Всегда имеется возможность определённым образом зафиксировать, электрон – просто невозможно, электрон существует только в движении. Предмет есть нечто сплошное, атом почти весь состоит из «пустоты». Образное, аналоговое отображение и его восприятие,  базируется на параллельной обработке информации: воспринимается весь предмет сразу, как всё множество сигналов, исходящих от отдельных точек предмета. В электронной среде информация обрабатывается принципиально исключительно последовательно. Когда в электронной технике говорят о параллельной обработке, то это подразумевает небольшое число каналов, несопоставимое с восприятием образа человеком. Таким образом  если определения законов положить в основу работы с электронным документом, то придется забыть об активизации документа, об его обработке, передаче, да и хранении – поскольку запись есть преобразование динамической реализации в статическую. Строго говоря, предписания законов фактически исключают электронное взаимодействие.

В то же время существует требование, что электронный документ должен быть представленным в форме, понятной для восприятия человеком. Но если попытаться его выполнить, то следует просто запретить пользование электронными документами, по крайней мере, в коммерческой деятельности — наиболее привлекательной и экономически эффективной области применения электронных документов. Поскольку практически все документы, связанные с документальным оформлением финансовых потоков, технологически реализуются в форме, недоступной для восприятия человеком, даже при их визуализации. Электронное платежное поручение есть некоторая строго упорядоченная совокупность двоичных чисел: номер (шифр) типа финансового документа, числовой адрес банка, клиента, номер счета, сумма, валюта, одна или несколько электронных цифровых подписей, и другие банковские реквизиты. Электронная цифровая подпись при визуализации представляется в зависимости от стандарта числом, включающим до 1000 двоичных разрядов, к тому же номера корреспондентского и банковского счета требуют еще по 80 разрядов, и т.д. При визуализации электронного платежного поручения мы получим несколько страниц, заполненных случайной, с позиций человека, совокупностью нулей и единиц. Разумеется, можно преобразовать двоичный код в десятичный, и в итоге получить всего одну страницу, заполненную цифрами. Но вряд ли от этого облегчится восприятие. Если же буквально выполнять закон, т.е. формировать и обрабатывать электронное поручение в виде, подобном аналоговому, то его объем настолько возрастает за счет ненужной для ЭВМ информации (но нужной для восприятия человеком!), что обработка, передача, хранение ЭлД станет экономически нецелесообразной. Кроме того визуализация электронной цифровой подписи представляющая собой 150-разрядное десятичное число просто не воспринимается человеком, то отсутствует один из важнейших «реквизитов, позволяющих идентифицировать информацию», и согласно определению представляемая информация уже не является документом .

Разумеется, можно предположить, что закон обосновывает возможность создания на основе исходного электронного документа и некоторых других, хранящихся в ЭВМ, какого-то третьего электронного документа, который позволял бы использовать определённую часть информации исходного. Например, создать некую форму аналогового изображения в которую последовательно будут включены элементы исходного электронного документа вместе с дополнительными расшифровками, позволяющими его воспринимать непосредственно человеком, но в таком случае это уже не будет исходный документ. Кроме того, электронная цифровая подпись полученного документа должна отличаться от подписи исходного ЭЦП нового документа должно отличаться от подписи исходного.

Понятие «электронный документ» в принятых законах и разрабатываемых законопроектах не соответствует перспективе массового применения электронных документов в безлюдных технологиях электронного взаимодействия экономических субъектов.

Разрешенные к применению формы аналоговых документов регистрируются и систематизируются Общероссийским классификатором управленческой документации (ОКУД). ОКУД является составной частью Единой системы классификации и кодирования технико-экономической и социальной информации и охватывает унифицированные системы документации и формы документов, разрешенных к применению в народном хозяйстве. Объектами классификации в ОКУД являются общероссийские (межотраслевые, межведомственные) унифицированные формы документов, утверждаемые министерствами (ведомствами) Российской Федерации.

В электронных финансовых документах значительный объем занимает электронная цифровая подпись. Если это, например, платежный документ, содержащий несколько ЭЦП, то их объем может превышать 90% общего объема ЭлД. Подобные документы должны храниться длительное время. ЭЦП одного и того же юридического или физического лица неизбежно должна измениться за несколько лет, хотя бы в силу прогресса в криптографии. По этой причине ЭЦП регистрируется только на определенный период, после которого аннулируется, и теряет свою практическую значимость, и может быть заменена на новую. При запросе хранимого электронного документа из архива документ должен заверяться действующей в данный момент подписью владельца архива, не имеющей прямого отношения к автору документа. Архиватор должен гарантировать, что этот документ действительно был несколько лет назад подписан автором, чью ЭЦП, ныне аннулированную, архиватор обязан проверить в момент архивирования. Но если следовать положениям цитированных законов, то необходимо на порядок увеличивать объемы архивов, время поиска и передачи, и т.д. И все это для того, чтобы сохранить устаревшую цифровую подпись, хотя ее и проверить через несколько лет будет уже невозможно.

В целом переход к массовому применению электронного документа в практической деятельности приведет к соответствующему увеличению числа конфликтных ситуаций между участниками электронного взаимодействия. В процесс обмена электронными документами вовлекается большое число субъектов, обеспечивающих, на принадлежащих им или арендуемых ими программно-технических средствах, формирование, поэтапную обработку, передачу и хранение электронных документов. Конфликты инициируются как технологическими ошибками, так и противоречивой трактовкой участниками своих функциональных прав и обязанностей по отношению к документу. Регламентирование прав и обязанностей возможно на основе лишь взаимных соглашений и договоров между участниками, однако при массовых объемах электронного взаимодействия заключение в каждом случае индивидуальных договоров и соглашений становится практически нереальным.

Снижение уровня конфликтности требует четкого определения статуса электронного документа как объекта правоотношений участников информационного взаимодействия. Кто несет ответственность, например, за нарушение целостности документа: автор, владелец средств формирования документа, провайдер, владелец сети передачи, получатель документа? Кто, за какие действия, и в какой степени несет ответственность за искажение документа или за нарушение конфиденциальности? К кому предъявить претензии, если электронный платеж не дошел до адресата, например, налоговой инспекции? Должен ли налогоплательщик сам отслеживать всю достаточно длинную цепочку сопутствующих электронных документов? Неопределенность в этих аспектах выглядит примерно так же, как игнорирование функциональной связи между автомобилем и его водителем, или изготовителем, или владельцем — при аварии ответственность возложить не на кого.

Необходима жесткая правовая регламентация функциональных связей между объектом, электронным документом, и субъектами, участвующими в его практической реализации. Прямая регламентация прав и обязанностей участников взаимодействия невозможна как из-за многообразия конфликтных ситуаций, так и в силу стремительной смены, совершенствования и создания новых информационных технологий. С другой стороны, отнесение электронного документа к некоторой правовой категории позволило бы строить на этой основе взаимоотношения между субъектами-участниками на основе известных правовых норм.

Обновлено: 04.09.2018 — 10:50

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

egeinformnata.ru © 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных. Frontier Theme